?

Log in

Previous 10

Sep. 23rd, 2016

Флоренция

день падре Пио



Вспомним мой любимый стих про него авторства Салюты

Когда солнце приходит в мир,
Падре Пио отставляет бокал,
Из которого пил вино:
все равно
не подходит ни сорт, ни год
К тому, что произойдет вот-вот.
Падре Пио чувствует: кто-то к нему идет.

он надевает свой самый белый хабит
и шепчет: может ли быть,
что никто не будет убит?
Может ли быть, что сегодня никого не убьют?
Падре Пио слышит, как жаворонки в небесных хорах поют.
Он выходит в город, благо до сьесты
есть еще два часа.
По виноградным лозам зелено-алым стекает свет, не спеша,
Как будто течет золотая река, как брызги, взлетает пыль.
Пио разбирается в пыли и пепле, как все попы,

Он идет по улицам города детского своего,
Покачав головой, проходит свой двор, уже не его -
И пожалуй что он не зайдет сегодня к ним на обед:
Близится полдень, горячим стекает свет
с чубуков по каменной мостовой.
Падре Пио ищет и не находит
по прежнему, ничего.

И возможно сегодня и правда хороший день,
И так много солнца в земле, в пыли и воде,
Что не страшно идти и долиною смертной тени.
Самый жар. Все лежат, он идет, от Распятия не отнимая руки,
Он бормочет: Марие, радуйся, мамочка, помоги,
Это самое тихое страшное время, когда все спят,
Это час, когда алым огнем загорается виноград..
о. Марие, мама, неужели я и сегодня
Его не найду,
опять?

падре Пио идет, облеченный в солнце со лба до пят.

Просыпаются стражники у городских ворот.
Вот еще один день прошел, так и жизнь пройдет.
Просыпаются на колокольне колокола,
Настоятель прихода бревиар берет со стола,
Повторяя проповедь, барабанит пальцами по столу.
Падре Пио в исповедальне
в темном, темном углу.

Отче мой, Боже правый, сущий на небесах!
Разве есть что-нибудь, что могу без Тебя я сам?
Я даю тебе комья тьмы, ты даешь восход,
а сегодня всё, день прошел, так и жизнь пройдет,
Может, сегодня, Авва, никто и впрямь не умрет?
вот их очередь, скоро Троица, день святой:
все хотят очиститься, прежде чем быть с Тобой,
но так пыльно, Боже, так ало, зелено, золотО!
***
Через час Ты с учениками сядешь за стол.
***
Я, спасибо, Боже, подам им хлеб и вино
будет свет вечерний в витражное лить окно
***
Вот облатка белая
Помните обо мне
белый в белом голубе, алый в свечном огне,
золотой в убранстве церковном, зелен орнат
Я так полон жизни - вот Моя жизнь для вас!
***
Падре Пио идет на крыльцо и там темнота,
если кто-то умрет сегодня - то не беда.
остывает уставший, каменный райский сад.
Падре Пио смотрит на звезды, не пряча глаз

Ты ведь снова умер за нас
Боже мой,
как всегда?

Я привезла из Рима его фотографию. Теперь он улыбается мне со стены над кроватью. У него такая необычная улыбка, острая, я бы сказала. Я думаю, он посмеивается надо мной на Небесах. Но не зло, по-доброму, так что я не в обиде.

Sep. 20th, 2016

Флоренция

история болезни

Продолжаю смотреть ДС9.
Там есть две серии, которые я бы назвала история болезни. То есть один из персонажей болен и его всю серию лечат. Врач очень старается помочь, потому что положение серьезное, но пациенты сопротивляются. Эти истории в определенном смысле противоположны друг другу. Один из пациентов хочет жить, чтобы служить своему народу, который в нем нуждается, а другой, напротив, хочет умереть, потому что его народу он не нужен, его жизнь лишена цели, смысла и радости и смерть представляется избавлением. Парадокс в том, что первый умер, а второй поправился. Тот, кто любил свой народ, отдал ему свою жизнь, по сути он потратил ее всю за короткое время ради служения. Поэтому он может умереть, он уже достиг полноты своей личности и готов перейти в вечность. Второй же, напротив, остается жить, чтобы найти свои цели и смыслы. Посмотрим, как у него это получится.
Вот такие у меня философские размышления :)

Sep. 19th, 2016

Флоренция

(no subject)

Вот Елена Владимировна меня понимает.

ТОЧКА ВХОДА

Елена Хаецкая
Почему одни произведения – «твои», а другие – «чужие»? Что заставляет читателя входить в книгу и как бы жить в ней, а затем сделать частью ее своей души – и тогда уже она «живет» в нем? Есть какой-то секрет....

Условно я бы назвала этот секрет – наличием или отсутствием «точки входа» (можно взять или придумать любой другой термин, этот я предлагаю для удобства).

Меня всегда удивляло – как много произведений созданы вообще без боли. Просто вот сидит писатель за столом, попивает чаек, настроение у него хорошее, диван мягкий, на столе ждет арбуз. О чем бы пописать? Ну давайте про тяжелую жизнь полуэльфа, у которого враги сожгли родную хату, и вот пришлось ему скитаться в мире людей… Эх, благодать-то какая!..

И смотрит писатель на своего героя не то чтобы свысока – а очень со стороны. Рассматривает как картинку, без сочувствия. Без со-чувствия, со-переживания. Кстати, тот же самый сюжет другой писатель – или тот же самый, но при других обстоятельствах, - может писать и с болью. Только вот происходит это очень редко. У писателя есть еще литературный агент, а агент ему диктует: сейчас спросом пользуется вот это, структура книги должна быть вот такой, а героя сделай-ка нам вот эдакого… То есть, в процесс активно вмешивается «рынок», и всякое со-страдание вянет на корню. Я могу сострадать моему герою, тому, который изошел из глубин моего сердца, - а когда его ощупал менеджер своими лапами работорговца и потребовал мышцы сделать покрепче, а характер подубовее, - тут-то вся любовь и кончилась.

Однако вернемся к «боли». Если нет сердечной боли – у меня не получается в полной мере соединиться с произведением, сделать его «своим». Как будто болевая точка души – общая для автора, персонажа и меня, - является своего рода порталом между мирами.

Read more...Collapse )

Sep. 18th, 2016

Флоренция

вот именно

Сын мой: Не отказывай в благодеянии нуждающемуся, когда рука твоя в силе сделать его. Не говори другу твоему: «пойди и приди опять, и завтра я дам», когда ты имеешь при себе. Не замышляй против ближнего твоего зла, когда он без опасения живёт с тобою. Не ссорься с человеком без причины, когда он не сделал зла тебе. Не соревнуй человеку, поступающему насильственно, и не избирай ни одного из путей его; потому что мерзость пред Господом развратный, а с праведными у Него общение. Проклятие Господне на доме нечестивого, а жилище благочестивых Он благословляет. Если над кощунниками Он посмеивается, то смиренным даёт благодать. Мудрые наследуют славу, а глупые — бесславие.
Притч 3, 27-35
Флоренция

(no subject)

Есть истина, старая как мир, что и черствый хлеб покажется вкусным, когда угощают друзья. Сегодня она для меня актуальна. Хотя свежая булочка, конечно, вкуснее :)

В церкви мне пришла в голову мысль: Господь - великий рассказчик историй. У Него их множество на все случаи жизни. И Он рассказывает их нам, чтобы мы поняли и сделали выводы. И еще для того, чтобы мы сопереживали, одно неотделимо от другого. Истории для Царствия Небесного, назовем так. Хочу подробнее развить эту мысль, но пока не получается.

Sep. 17th, 2016

Флоренция

(no subject)

Пока день не кончился, напишу.


17 сентября Католическая Церковь вспоминает св.Роберта Беллармина (1542-1621), епископа и Учителя церкви, члена Общества Иисуса.

Роберт Беллармин родился 4 октября 1542 года в г.Монтепульчиано, Италия. В 1560 году он вступил в недавно образованное Общество Иисуса, и одновременно стал студентом, а позднее преподавателем и ректором Римской коллегии.

С 1570 года по 1576 год проповедовал в Лувене. Ему еще не было и двадцати восьми, а он уже был преподавателем, префектом по учебе и духовным руководителем коллегии. Лекции молодого иезуита принес ли ему известность далеко за пределами Бельгии.

В 1576 году он занял кафедру полемической теологии в Римской коллегии, став в 1592 году ее ректором. Во время своей работы на кафедре Беллармин поднял преподавание полемической теологии на новый уровень. Его лекции позднее легли в основу знаменитого труда «Спорные вопросы», первый том которого вышел в свет в 1586 году.
Read more...Collapse )



Св. Роберт Беллармин, молись о нас!
Флоренция

очевидное

В художественном произведении бывают мои и не мои персонажи. И я толком не могу сказать, как происходит разделение. Если моих персонажей нет, произведение теряет половину очарования. Через моих персонажей я вовлечена в историю. Обычно это один персонаж в каждой истории, но не обязательно. Хуже всего, если мой персонаж умирает, это очень болезненно воспринимается.

Sep. 16th, 2016

Флоренция

(no subject)

СЕКВЕНЦИЯ

Горько плача и рыдая,
Предстояла в сокрушенье
Матерь Сыну на кресте.

Душу, полную любови,
Сожаленья, состраданья,
Растерзал Ей острый меч.

Как печально, как прискорбно
Ты смотрела, Пресвятая
Богоматерь на Христа!

Как молилась, как рыдала,
Как терзалась, видя муки
Сына — Бога Твоего!

Кто из нас не возрыдает,
Зря Святую Матерь Бога
В сокрушении таком?

Кто души в слезах не выльет,
Видя как над Богом-Сыном
Безотрадно плачет Мать.

Видя, как за нас Спаситель
Отдаёт Себя на муку,
На позор, на казнь, на смерть.

Видя, как в тоске последней,
Он, хладея, умирая,
Дух Свой Богу предаёт?

О, Святая Мать любови!
Влей мне в душу силу скорби,
Чтоб с Тобой я плакать мог!

Дай, чтоб я горел любовью —
Весь проникнут верой сладкой —
К Искупившему меня.

Дай, чтоб в сердце смерть Христову,
И позор Его, и муки
Неизменно я носил.

Чтоб во дни земной печали
Под крестом моим утешен
Был любовью ко Христу.

Чтоб кончину мирно встретил,
Чтоб душе моей Спаситель
Славу рая отворил!

Это вчерашняя секвенция. Я не была вчера в церкви и не слышала ее, но знаю, как она звучит и могу петь про себя. Но не пою, хотя она прекрасна. И в самой ее красоте кроется для меня некое искушение... Я склонна любить церковные песнопения ради их красоты, то есть ради удовольствия, которое они мне доставляют. И это как-то неправильно.

Sep. 13th, 2016

Флоренция

друзья и рептилоиды

"Я беспокоюсь по поводу рептилоидов", - сказала я трем моим подругам по очереди.
"Я понимаю", - ответили они.
То же самое я написала в фейсбуке, и три моих друга написали в ответ: "Не беспокойся, у рептилоидов все в порядке".

Sep. 12th, 2016

Флоренция

(no subject)

Надо записывать мысли, когда они приходят в голову, не откладывая. Потом они утекают сквозь пальцы.

Previous 10